Меланома кожи

Актуальные вопросы хирургического лечения больных первичной меланомой кожи

Современные эпидемиологические исследования установили стремительный рост заболеваемости меланомой кожи в разных странах, в том числе и в России, что позволяет рассматривать этот факт как общую тенденцию в мире. В течение длительного времени меланома кожи расценивалась как одна из самых злокачественных опухолей человека с непредсказуемым прогнозом заболевания. Однако многие исследователи пришли к выводу, что больные меланомой кожи прогностически не являются абсолютно безнадежными, особенно в случаях раннего выявления и адекватного лечения первичной опухоли. Тем не менее, по статистическим данным, в 2006 г. в России среди больных с впервые выявленным диагнозом меланомы кожи пациенты с III–IV стадией составили 31,8 % .

Цель исследования – изучить результаты хирургического лечения больных первичной меланомой кожи, выявить причины нерадикальных операций и на их основании сформулировать рекомендации по адекватному хирургическому лечению.

Материал и методы

Проведено ретроспективное изучение клинико-морфологических данных о 1308 больных первичной меланомой кожи, леченных в НИИ онкологии за период с 1960 по 2003 г. Из них у 1051 (80,4 %) больного первичная меланома кожи была радикально иссечена в клинике института, 257 (19,6 %) пациентам первичная опухоль удалялась в других лечебных учреждениях и, как правило, нерадикально. Эти пациенты были госпитализированы в клинику НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова для радикального хирургического лечения рецидивов и метастазов меланомы или для широкого иссечения послеоперационных рубцов в целях профилактики возможного прогрессирования заболевания.

Изучены результаты лечения всех пациентов. Судьба их была прослежена в сроки не менее 6 лет после иссечения первичной опухоли.

Результаты и обсуждение

При анализе материала установлено, что почти пятая часть больных первичной меланомой кожи получала нерадикальное лечение в виде экономного иссечения опухоли скальпелем или лазером под местной инфильтрационной анестезией. Это свидетельствует в первую очередь о недостаточной онкологической квалификации хирургов и пренебрежении гистологическим исследованием удалённого операционного препарата. Также обращает на себя внимание отсутствие морфологической верификации первичной меланомы кожи до начала лечения, то есть невыполнение пункционной или ножевой биопсии опухоли. Этим объясняются такие ситуации, когда о том, что пациент был нерадикально прооперирован, становится известно только при клиническом проявлении у него местного рецидива или метастазов меланомы.

В результате нерадикального лечения частота возникновения местных рецидивов возрастала с 5,4 до 30,8 %, а частота отдалённых метастазов – с 16,0 до 24,8 %. Показатели 5-летней выживаемости у нерадикально леченных пациентов ухудшались в 2,2 раза (31,4 % против 69,0 %).

Значительная часть первичных опухолей была представлена беспигментными или слабопигментированными вариантами. Визуально такие опухоли имели розовую окраску, чаще всего ошибочно принимались за обычную твердую фиброму кожи и подвергались нерадикальному лечению. По нашим данным, при обычной световой микроскопии из 475 больных первичной меланомой кожи у 34 (7,2 %) пациентов опухоль была представлена беспигментным вариантом, у 136 (28,6 %) – определялись только единичные гранулы пигмента меланина. Отмечена статистически достоверная прямая высокая линейная зависимость между степенью пигментации первичной меланомы и результатами 5-летней выживаемости больных (р<0,01). Таким образом, чем меньше степень пигментации меланомы, тем хуже прогноз заболевания .

На основании анализа результатов лечения 1308 больных первичной меланомой кожи, леченных в НИИ онкологии, и данных литературы удалось выработать рекомендации по радикальному хирургическому лечению. Хирургическое вмешательство на первичном очаге при меланоме имеет определенные особенности. В отношении вида обезболивания большинство авторов рекомендует общее обезболивание ввиду возможной диссеминации рыхло связанных между собой опухолевых клеток при местной инфильтрационной анестезии. По нашим исследованиям, местные рецидивы статистически достоверно чаще возникают при использовании местной инфильтрационной анестезии (р<0,05). При изучении регрессионных моделей установлено, что при иссечении первичных меланом кожи наиболее значимым фактором риска развития метастазов в головном мозге является применении местной инфильтрационной анестезии (р=0,025). Ещё одним спорным моментом является вопрос о включении в удаляемый операционный препарат подлежащей мышечной фасции. Большинство клиницистов пришло к выводу о необходимости удаления мышечной фасции. Объем хирургического вмешательства в значительной мере определяется размерами, характером роста и местом расположения первичного очага. Общим правилом является широкое хирургическое или электрохирургическое иссечение опухоли с окружающей кожей, подкожной клетчаткой, мышечной фасцией или апоневрозом. Следует указать, однако, что излишний радикализм при иссечении первичного очага нецелесообразен, поскольку при этом онкологическая эффективность не увеличивается, а вероятность осложнений со стороны послеоперационной раны возрастает.

Рекомендации по хирургическому иссечению первичной меланомы касаются границ отступа от опухоли. Общепринято, что для меланомы in situ адекватным является отступ 0,5–1 см, при предполагаемой толщине опухоли до 1 мм отступ составляет 1 см, при толщине опухоли 1–4 мм – 2 см. При первичных опухолях с выраженной инвазией (более 4 мм толщиной) может быть рекомендован отступ, превышающий 2 см.

При наличии признаков высокой агрессивности опухолевого процесса (изъязвление, быстрый рост опухоли, сателлиты, инфильтрация основания опухоли, перифокальное воспаление) радиус иссечения увеличивают, преимущественно в направлении зон регионарного лимфооттока.

Объем иссечения первичных меланом кожи (МК) толщиной более 2,0 мм по Бреслоу, отступя от края опухоли 3 см, является адекватным только для дистального направления от регионарных лимфатических узлов. Для проксимальной к регионарному лимфатическому коллектору границы иссечение целесообразно расширить до 4–5 см. Такая тактика представляется оправданной у больных МК с повышенным риском местной диссеминации и метастазирования (толщина опухоли более 4 мм, наличие изъязвления, IV–V уровень инвазии по Кларку).

Границы и глубина иссечения в каждом конкретном случае индивидуальны, но объем операции должен укладываться в рамки общепринятых правил обеспечения радикального вмешательства при меланоме. Анализ влияния вида кожной пластики при закрытии раневого дефекта на частоту возникновения местных рецидивов после широкого иссечения меланомы кожи показал, что рецидивы статистически достоверно реже возникают при свободной кожной пластике раневого дефекта. Таким образом, повышается радикализм операции.

Большинство исследователей сходятся во мнении о том, что у больных с первичной меланомой кожи, расположенной близко к регионарному лимфатическому коллектору, целесообразно выполнять широкое иссечение меланомы и профилактическую лимфаденэктомию одним блоком. Наши собственные наблюдения показывают, что такой подход клинически и хирургически является оправданным при локализации первичной опухоли непосредственно в зоне регионарного лимфатического коллектора, а также на расстоянии до 5 см от него. Несоблюдение этого правила может повлечь за собой неадекватность выполнения последующей (при возникновении клинически определяемых метастазов) лечебной регионарной лимфаденэктомии. Известно, что наличие послеоперационного рубца в зоне лимфатического коллектора не только дезорганизует направление лимфооттока, но также затрудняет осуществление принципов зональности и футлярности при выполнении лечебной лимфаденэктомии.

По данным Американского объединенного комитета по раку, для категории пациентов с первичной меланомой без клинических признаков метастазов в регионарные лимфоузлы самым важным прогностическим фактором признан статус сторожевого лимфоузла. Фактически, на основании проведенного крупномасштабного исследования, признается необходимость гистологического определения состояния регионарных лимфоузлов у больных, а главное упростить диагностику регионарных метастазов.

Выводы

  1. Иссечение первичной меланомы кожи необходимо выполнять под наркозом. Разрез кожи должен быть выполнен по направлению к ближайшему лимфатическому коллектору.
  2. «Тонкая» первичная меланома кожи, визуально представляющая собой плоское пигментное пятно, не возвышающееся над уровнем окружающей кожи, может быть иссечена, отступя от видимых границ на 2 см с подкожной клетчаткой и без мышечной фасции. Остальные первичные МК должны быть иссечены, отступя 2–3 см по дистальному и 4–5 см по проксимальному направлению по отношению к регионарному лимфатическому коллектору.
  3. После широкого иссечения первичной меланомы кожи необходимо более широко использовать свободную кожную пластику.
  4. При локализации первичной меланомы кожи в зоне регионарного лимфатического коллектора, а также на расстоянии 5 см от последнего необходимо выполнять одномоментную моноблочную профилактическую лимфаденэктомию.
  5. Для определения степени распространения опухолевого процесса у больных первичной меланомой кожи целесообразно использование ультразвуковой допплерографии с цветным допплеровским картированием регионарных лимфатических узлов.

В.В. Анисимов, Ю.В. Семилетова, А.С. Барчук, З.А. Раджабова

ФГУ «НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова Росмедтехнологий», г. Санкт-Петербург

СИБИРСКИЙ ОНКОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ. 2010. №2 (38)

На основании изучения результатов лечения 1308 больных первичной меланомой кожи сформулированы рекомендации по выполнению адекватного хирургического вмешательства в зависимости от распространенности и глубины инвазии опухолевого процесса. Для определения степени распространения первичной меланомой кожи целесообразно использование ультразвуковой допплерографии с цветным допплеровским картированием регионарных лимфатических узлов.